Популярная музыка радио и кино: 1940 год


1940-й год стал непростым для Европы: недавно начавшаяся война каждый день уносит сотни жизней. Но реалии войны пока не касаются Соединенных Штатов. Там, как и в мирное время, популярны легкие музыкальные комедии и музыка в стиле кантри.

Одним из «хитов» лета 1940 года стала песня «You are my sunshine» («Ты мое солнышко») в исполнении актера Джимми Уэйкли и женского вокального трио «Солнечные девушки». Автором песни официально считается Джимми Дэйвис. Эту мелодию впоследствии исполняли сотни артистов, она вошла в золотой фонд американской песенной классики. Поется в ней, конечно же, о любви, на экране царит безмятежность и хорошее настроение, а улыбки не покидают красивых лиц.

О любви поет и «белокурая бестия» Мэй Уэст – самая эпатажная дива Голливуда того времени, без которой, вероятно, мир бы не узнал Мадонны и целой плеяды современных эмансипированных дам шоу-бизнеса. В картине «Моя маленькая птичка» Уэст исполняет песню Милтона Дрейка «Willey of the Valley» («Корзинка из долины»).

Совсем иные мечты занимают героиню другой знаменитой блондинки, блистательной Любови Орловой. «Марш энтузиастов» Исаака Дунаевского в её исполнении превратился в настоящий патриотический гимн. Впервые песня прозвучала в киноленте «Светлый путь» – фильме, поистине культовом для всего советского народа.

«Музыкальная история» Герберта Раппапорта стала ещё одним советским кинохитом 40-го года – конечно же, благодаря участию в нем Сергея Лемешева, кумира советской публики, обладателя голоса исключительной красоты. Лемешев с одинаковым мастерством и талантом исполнял как классику, так и народные песни. Фильм был разобран на цитаты, а русская народная песня «Метелица» еще долгие годы звучала по радио.

Звездой германского экрана 1940 года, бесспорно, была Марика Рёкк – талантливая актриса, красавица, в прошлом танцовщица. Одним из самых успешных фильмов с участием фройляйн Рёкк стала лента «Кора Терри». В фильме прозвучал шлягер «Für eine Nacht voller Seligkeit» («За ночь, полную блаженства») Петера Кройдера и Франка Фокса. Эта песня абсолютно лишена политической или идеологической подоплеки – уникальное явление для кинопродукции Третьего Рейха.


146631 просмотр