Как только стало известно о том, что на фестиваль Ahmad Tea Music Festival, который в этом году проводился уже второй раз, приедут Antony And The Johnsons, стало понятно, что такое событие пропустить попросту нельзя. Помимо Энтони Хегарти (Antony Hegarty), на фестивале выступили еще две британские группы – Fanfarlo и I Am Kloot, но больше всего желающих привлекли все-таки не они. Впоследствии появились новости о том, что самих «Джонсонов» (сопровождающий Энтони коллектив музыкантов) не будет, но замена была даже лучше: аккомпанировал певцу один из самых интересных московских оркестров – оркестр театра «Новая Опера».



Энтони уже не первый раз выступает в сопровождении симфонического оркестра. Например, в 2005 году на церемонии вручения одной из самых престижных музыкальных премий Mercury Music Prize Энтони аккомпанировал Лондонский Симфонический Оркестр. Да и что тут говорить: мелодии на альбомах Хегарти как нельзя лучше ложатся на масштабное, мощное звучание целого ансамбля скрипок, виолончелей, рояля, арфы. Концерт обещал быть настоящим чудом.
В случае с Ahmad Music Tea Festival стоит очень четко различать сам фестиваль и отдельный концерт. Что касается самих шоу, то все было сделано вполне неплохо: в Саду Эрмитаж, где проходило мероприятие, были установлены две сцены. На первой выступали Fanfarlo, а затем I Am Kloot; на второй, находившейся чуть подальше, должны были разместиться музыканты из «Новой Оперы» и Энтони. Места для желающих увидеть артистов было достаточно (сам фестиваль был довольно скромного масштаба).



Со сценами и аппаратурой все было в порядке, звучание было неплохим, чего не скажешь об общей организации фестиваля. Пропускать людей с фотокамерами охранники не имели права, а аккредитоваться, не будучи обозначенным в заранее составленном списке, было невозможно. Никакой камеры хранения предусмотрено не было. Конечно, если бы речь шла об отдельном концерте, проводившемся в концертном зале, то само собой разумеется, что съемку проводить нельзя. Однако речь шла о музыкальном фестивале, проводившемся в дневное время. Это был один из самых больших недостатков в организации данного мероприятия.
Кроме того, был еще один большой минус, но от организаторов он уже не зависел: 2 июня в Москве шел дождь. С самого начала мероприятия и до вечера дождь шел, то утихая, то усиливаясь, но не прекращаясь. Серое пасмурное небо, холод, ветер и сырость, естественно, настроения пришедшим не поднимали. При входе всем бесплатно раздавались белые дождевики и значки на память. На территории Сада были установлены пункты питания, можно было приобрести горячий чай (как ни странно, не Ahmad), а также холодное пиво (большой просчет: некоторые во время концерта Энтони очень мешали зрителям своим поведением).



Также недоумение вызывали слишком уж разнящиеся цены на билеты. Первоначально места для зрителей были разделены на фанзону прямо перед сценой (билет туда стоил 2000 рублей) и остальные места (по 1500 рублей). Впоследствии цены на фанзону были повышены еще на 500 рублей, а цена на билет при входе на фестиваль и вовсе значилась как 3000 рублей. Как бы то ни было, никакого разделения не было, и кто за какую цену покупал билет охраной не отслеживалось. Остается только подозревать, как были бы недовольны пришедшие, если ко всему прочему прибавились неудачные выступления групп. Но, к счастью, музыканты не подвели.
Первый ряд перед сценой, где ждали Энтони, был заполнен уже за два часа до концерта. Сама сцена была оформлена просто, но со вкусом: на бэкграунд, освещавшийся разноцветными софитами, был помещен фрагмент оформления обложки сингла Epilepsy Is Dancing с третьего альбома The Crying Lights. До самого выступления на сцене были расставлены лишь стулья для музыкантов, большой черный рояль и накрытая красным покрывалом высокая арфа. Инструменты проверили и настроили задолго до начала концерта.



Наконец, около восьми часов на сцену начали выходить музыканты «Новой Оперы», затем подошел и дирижер, англичанин Ян Латам-Кёниг. После того как весь оркестр был в сборе, зрители наконец увидели и самого Энтони. Неожиданно очень высокий, полный, в свободном черном костюме с синей жилеткой, с длинными темными волосами Энтони был невероятно приветлив и улыбчив. Было очевидно, что несмотря на такую погоду, ему было очень приятно находится в Москве (пускай он и охарактеризовал город как «сумасшедший»). Это второй визит артиста в столицу: в 2007 году Энтони уже выступал в клубе Б1 с сольной программой.
Открыв концерт великолепной песней Rapture с первого альбома 2000 года, Энтони еще раз поприветствовал зрителей, оценив наш необычный вид – большинство стояло в тех самых белых дождевиках с остроконечными капюшонами, потому что дождь и не думал прекращаться. «Так интересно видеть всех вас в этих одеяниях – словно поешь перед облаком», улыбнулся певец, «Московские ангелы!». Последнее сравнение было особенно очаровательно, потому что лидер группы Fanfarlo сравнил зрителей с членами Ку-Клукс-Клана (что, впрочем, тоже недалеко ушло от правды).
Оркестр играл великолепно, но как бы слаженна ни была игра, голос самого Энтони действительно затмевал инструментальное сопровождение. В отличие от многих звезд, замечательно звучащих на студийных записях и безобразно поющих вживую, у Энтони разницы между студийным и живым вокалом нет вовсе. Отличаются лишь особенности исполнения – качество вокала не меняется ни на йоту. Исполнители такого класса действительно очень большая редкость сейчас. Несколько раз артист сбивался и путал слова, но сразу же извинялся и просил оркестр начать снова. Эти небольшие огрехи все равно смотрелись очень мило из-за харизмы Энтони, да и в целом замечательной атмосферы, которую подарил концерт, несмотря на ужасную погоду.
Тем не менее, были и те, кто очень старался эту атмосферу испортить. Среди всех зрителей был только один неадекватный человек, но зато какой: своими безумными криками и ругательствами в адрес пришедших он мешал слушать песни не только зрителям, но и заметно смущал самого артиста. Бесконечные фамильярные выкрики в стиле We love you, Antony! Come on, sweet baby! очень действовали на нервы всем окружающим. В следующий раз организаторам Ahmad Tea Music Festival стоит либо не пропускать на территорию фестиваля нетрезвых, либо отказаться от продажи алкоголя в самом Саду.



Но даже несмотря на это, концерт действительно удался. Сетлист был очень приятным и разнообразным: были исполнена песня I Fell In Love With A Dead Boy с одноименного дебютного ЕР Энтони, три песни с первого альбома Antony And The Johnsons, три песни со второго альбома I Am A Bird Now, который и принес коллективу мировую известность, четыре песни с третьего альбома The Crying Light (а также кавер на дебютный сольный хит Бейонсе (Beyonce) Crazy In Love, который Энтони начал исполнять в период после релиза своей третьей пластинки) и масштабный трек Salt Silver Oxygen с четвертого диска Swanlights.

Завершился концерт великолепной Twilight с первого альбома, с продолжительным проигрышем оркестра ближе к завершению композиции. После этого Энтони вышел на бис, сам сел за рояль и исполнил всеми любимую Hope There’s Someone. На этом был завершен этот замечательный концерт, подаривший расходившимся в сгустившемся сыром и сумеречном воздухе московским ангелам ощущение счастья, красоты, радости и гармонии.


Текст: Вера Гаврилина
Фото: Александр Куянов