Он один из первых джазовых пианистов, и он был одним из лучших. Его трио, состоящее из фортепиано и двух гитар – бас и обычной, превратили ритм и мелодию в плавный микс. Это всего лишь те из поводов, из-за которых Нат Кинг Коул стал легендой.
Тем не менее, в его ошеломительном успехе главную роль сыграла не его музыка, а его голос.
Он был тягучим, мягким, а его диапазон – безупречным. Чаще всего, когда люди говорят о голосе Ната Кинга Коула, они употребляют слово «расслабляющий».
«Когда вы начинаете слушать его, его голос сразу же успокаивает вас. Это одно из самых важных его качеств», говорит о легендарном джазмене его младший брат, Фредди Коул (Freddie Cole).
«Одна из самых замечательный вещей, что можно сказать о голосе Ната, - это то, что он был каким-то сияющим, ярким, пылающим», утверждает музыкальный историк Уилл Фридуолд (Will Friedwald). «При его звуках вас словно околдовывают».

Американский соул и ритм-энд-блюз певец Аарон Невилл (Aaron Neville) добавляет: «Нат Кинг Коул буквально гипнотизировал меня. Его музыка была для меня лекарством. Если у меня в определенный день возникнут какие-то проблемы, я знаю, что, включив Ната, я сразу же успокоюсь».






Натаниэл Адамс Коул родился в 1919 году. Он вырос в Чикаго в семье священника-баптиста. Брат певца Фредди говорит, что привычка Ната четко и ясно выговаривать слова во многом повлияла на его стиль исполнения.
«Наш отец не позволял нам говорить как попало», вспоминает Фредди Коул. «Он заставлял нас произносить все четко и внятно. Если мы этого не делали, то нас ждали неприятности».
Нат Кинг Коул был невероятно успешным джазменом. Уилл Фридуолд утверждает, что в период между Бингом Кросби (Bing Crosby) и Элвисом Пресли (Elvis Presley) Коул был самым успешным и популярным певцом в США.
«Без сомнения, в своем поколении он – самый продаваемый артист», говорит он. «Единственный, кто приблизился к нему, да и то это случилось на поколение позже, - это Элвис. У Ната Коула выходил один хит за другим. Никто не мог повторить подобный успех. Даже Синатра (Frank Sinatra)».
Mona Lisa, Nature Boy, The Christmas Song, Rambling Rose и Walking My Baby Back Home – всего лишь немногие из тех песен, которые были настоящими гимнами в свое время. Нат Коул писал настолько успешные синглы, что именно из-за его творчества и раскрутилась его звукозаписывающая компания Capitol Records.
Нат Кинг Коул был афроамериканцем. Чтобы понять, что это значило в его карьере и в его успехе, нужно вспомнить, что тогда представляла собой американская музыка. Так же, как школы и жилые кварталы, она была четко разделена по расовому признаку – либо для черных, либо для белых.
Продажи пластинок тогда распределялись по трем биллбордовским чартам. Поп-музыка была белой. Народная музыка и кантри были для провинциалов. Ритм-энд-блюз (или расовая музыка) была черной.
«Нат Коул был стопроцентно черным», говорит историк Роджер Уилкинс (Roger Wilkins), еще один афроамериканец, выросший в 1940-е годы. «Он выпрямлял волосы, приглаживал их, чтобы они блестели. Некоторые из нас, например я, считали черных парней, выпрямлявших волосы, предателями. Но в случае с Натом Коулом все думали: «Ну, все нормально. Он делает это потому, что это часть имиджа, что он продает».
Нат Кинг Коул менял взгляды людей. Он был очень привлекательным, сексуальным мужчиной. Этот имидж был новым и весьма неожиданным.
«Все ждали от чернокожих музыкантов смешных веселых песен, блюза, или песен про работу», объясняет Фридуолд. «Это был первый случай, когда чернокожий певец исполнял Коула Портера (Cole Porter), или Джорджа Гершвина (George Gershwin), или песни из спектаклей. Нат Коул был окружен романтической аурой, что для черных певцов или певиц в то время было недопустимо».
Нат Кинг Коул пересек и другую границу: телевидение. Роджер Уилкинс вспоминает о том времени, когда для афроамериканцев все, что выглядело красивым и желанным, принадлежало белым, и, соответственно, было недосягаемым. До Джеки Робинсона (Jackie Robinson) спортсмены Высшей бейсбольной лиги были исключительно белыми.
«Все телевидение, которые тогда было в новинку, сплошь принадлежало белым», говорит Уилкинс. «И вдруг у Ната Коула появляется свое шоу!». Оно началось в 1956 году на канале NBC. «Люди только и говорили о нем: «Видели его шоу вчера?».
У шоу не было спонсоров. Рекламные компании предпочитали не выкупать время для показа роликов в шоу Ната Коула, даже несмотря на то, что передача была очень успешной. Они боялись, что белые жители южных штатов в знак протеста перестанут покупать их продукцию. Конечно, с таким подходом шоу не выжило, но оно нарушило общепринятое табу.
Несмотря на свою роль первопроходца, Нат Кинг Коул совсем не интересовался политикой. Роджер Уилкинс утверждает, что Коул не добился такого успеха, используя активную политическую позицию, как Джеки Робинсон. Тем не менее, никто никогда не обвинял певца в этом.
«Мне бы, например, и в голову не пришло бы сказать что-то вроде: «Черт возьми этого Ната Коула. Вон сколько народа он собрал, почему же он не скажет им правду?», говорит Уилкинс. «Но с другой стороны, он и сам знал, кто он. Он знал, как он может это преодолеть, и не хотел упускать свой шанс».
Творчество Ната Коула повлияло на огромное количество музыкантов, в том числе и на вышеупомянутого Аарона Невилла.
«Я думаю, что Нат был любимым певцом всех без исключения», говорит Невилл. «Рэй Чарльз (Ray Charles), Сэм Кук (Sam Cooke), Марвин Гей (Marvin Gaye) – все они обожали его. Все хотели стать, как он».
Знаменитый Фрэнк Синатра говорил, что когда возвращается домой, то ставит записи Ната Кинга Коула, чтобы расслабиться. Голос это музыканта – вечен. Он умер в 1965 году, но вернулся через четверть века, когда его дочь Натали отдала дань его творчеству, записав альбом, где ее голос переплетался с голосом ее отца. Его музыка совсем не звучала устаревшей. Да и до сих пор не звучит.
Роджер Уилкинс назвал его «вечным героем». Это одно из самых точных описаний для этого музыканта.

«Он и его музыка были неразрывно связаны», говорит он. «Вы бы не смогла посмотреть на него и сказать: «И почему он так одет?». Это просто был Нат Коул. Этот пиджак. Эта рубашка. Этот галстук. Эта прическа. И этот голос».